Крупнейший банк Азербайджана намерен развивать исламский банкинг в СНГ

 «Необходимо создать исламский финансовый центр в странах СНГ, учитывая возрастающую потребность в данном вопросе на пространстве, — заявил в ходе VII Бакинской международной банковской конференции государств-участников СНГ директор департамента исламского банкинга Международного банка Азербайджана (МБА) Бехнам Гурбанзаде. — Потенциал у стран СНГ для этого огромный. Если сравнивать его с потенциалом Малайзии, Дубая, которые являются крупнейшими центрами исламского финансирования в мире, то он не будет сильно уступать».

«Исламское окно»

Принципы исламского банкинга принципиально отличаются от ряда краеугольных камней, лежащих в основании западной финансовой системы и в конечном итоге определивших нынешнее торжество глобального капитализма. Важнейшее отличие – отсутствие в исламском банкинге ссудного процента и ростовщичества (рибы), чрезмерного риска (гарар) и неопределенности (майсир).

Чтобы не углубляться в теоретические дебри, приведем определение исламского банкинга от инициатора проекта – банка МБА, в структуре которого соответствующее направление называется «Исламским окном».

Исламский банкинг, как сообщает официальный сайт МБА, имеет пять особенностей. Это, во-первых, проведение операций на финансовых рынках на основе материальных активов. Во-вторых, запрет на использование денег в форме товара. В третьих, запрет на получение выплат процентов (риба), то есть отсутствие депозитов, займов, облигаций и овердрафта.

В-четвертых, запрет на инвестирование в деятельность, связанную с производством и торговлей табачной и алкогольной продукцией, с игорным бизнесом, а также на оказание финансовых услуг, противоречащих исламским финансовым принципам.

И, наконец, прозрачность и открытость всех операций на финансовых рынках, что, в свою очередь, требует строгой дисциплины и позволяет существенно снизить все возможные риски. При этом используется специфическое распределение рисков и доходов: банк разделяет с клиентом как потери, возникшие в ходе реализации бизнес-проекта, так и прибыль.

Среди стран, где значительно распространен исламский банкинг, обычно называются ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт, Саудовская Аравия, Иран, Египет, Малайзия, Турции, а также США и Великобритания. «Исламские окна» существуют в таких крупных западных организациях, как Citibank, Barclays, Deutsche Bank, HSBC, Commerzbank.

Азербайджанский дебют

По сообщению азербайджанских СМИ, уже принято решение открыть отдел исламского финансирования в банке «МБА-Москва», который будет предлагать в России корпоративные и розничные финансовые услуги. Соответствующее разрешение было получено азербайджанским банком от ЦБ РФ ровно год назад.

Возможно, это будет первый удачный эксперимент с исламским банкингом в России – инициатив в этом направлении за последние годы было немало, но все они, в основном, не продвигались дальше деклараций или чисто символических действий.

Международный банк Азербайджана, контрольный пакет акций которого принадлежит правительству страны, занялся исламским банкингом совсем недавно — в апреле прошлого года. Но не так давно руководство МБА заявило о планах расширить эту деятельность из-за роста спроса на инвестиции, соответствующие нормам шариата.

Как сообщил в середине августа Бехнам Гурбанзаде, общий объем средств МБА, привлеченных из исламских финансовых институтов, уже составляет 218,7 млн долларов, а доля исламского банкинга в общем кредитном портфеле банка достигла 3%. Новые продукты и услуги МБА разрабатывались рамках ипотечного финансирования и кредитования реального сектора посредством инвестиций в средний и малый бизнес.

В России стопроцентная «дочка» МБА – банк «МБА-Москва» – действует с 2002 года. Ее капитал составляет 2,11 млрд рублей (данные ЦБ РФ), размер активов – почти 38 млрд рублей (119-е место в России, данные «Банки.Ру»).

После того как летом банк принял решение увеличить уставной капитал на 1,25 млрд рублей, рейтинговое агентство Moody’s подтвердило долгосрочные рейтинги его депозитов в национальной и иностранной валюте на уровне «В3» и изменило прогноз по рейтингам со «стабильного» на «позитивный».

Попытка номер…

На протяжении двух последних десятилетий попытки развивать исламский банкинг в России предпринимались неоднократно. Главным аргументом в пользу перспективности этого направления обычно называется огромная емкость потенциального рынка – более 20 млн россиян, исповедующих ислам.

Однако до недавнего времени попытки внедрить исламские финансовые механизмы в РФ чаще всего не приводили к успеху. К примеру, в 2006 году Центробанк отозвал лицензию у банка «Бадр Форте» бизнесмена Адалета Джабиева, который долгое время был главным пропагандистом идеи исламского банкинга в нашей стране. Однако эта неудача не остановила Джабиева, который продолжил продвижение исламских принципов организации финансов уже в качестве главы инвестиционно-финансовой компании «Аль Шамс Капитал».

«В кредитном договоре обычного банка можно прочесть только штрафные санкции в отношении заемщика – и никакой готовности банка разделить убытки. Чрезвычайно важно, чтобы финансы создавали дополнительную стоимость. Месяц прошел — плати проценты. Тем самым невольно загоняют бизнес в кабалу», – пояснял Джабиев разницу между западным и исламским банкингом в курсе лекций, прочитанных в Дагестане в 2011 году.

По его словам, «исламский банк ждет, сколько надо, чтобы убедиться, что благосостояние для заемщика создано. При этом учитывается экономический и хозяйственный цикл заемщика. Задача всей финансовой системы — создать не экономику долга, а экономику участия».

Несколько проектов в области исламских финансов были заявлены на Северном Кавказе. Так, махачкалинский «Экспресс» в 2006 году начал выпускать банковские карты, процентный доход по которым перечисляется на благотворительные цели, но в начале прошлого года этот банк – некогда крупнейший в СКФО – был лишен лицензии.

В 2009 году группа «Сафинат» известного дагестанского бизнесмена Абусупьяна Хархарова в партнерстве с компанией «Альянс-Капитал» создала страховую исламскую «такафул-компанию», которая, помимо прочего, планировала страховать паломников.

Попытки внедрения исламских финансовых услуг предпринимались и в регионах Поволжья. В 2011 году первую сделку на 60 млн долларов провел казанский банк «Ак Барс» – один из лидеров рынка финансовых услуг Татарстана. В январе он привлек еще 100 млн долларов от инвесторов с Ближнего Востока и Персидского залива.

В Башкирии в 2012 году открылось «Исламское окно» нижегородского «Эллипс Банка». Из крупных игроков федерального уровня, по имеющимся сведениям, возможность введения исламского банкинга рассматривал ВТБ.

Не по понятиям

Тем не менее, услуги исламского банкинга в России так и не стали массовыми – как говорят представители финансового сообщества, во многом из-за нехватки правовых инструментов для их внедрения. Например, в российском правовом поле отсутствует само понятие «исламский финансовый институт» или «банк, действующий с соблюдением исламских финансовых принципов», а также ряд специфических терминов исламского банкинга.

«Мы в целом сейчас смотрим, насколько банковское дело по исламским принципам может быть внедрено в России и соответствует инструкциям ЦБ РФ и других федеральных структур. Когда мы поймем, получится ли внедрить какие-то продукты, можно будет рассматривать создание фондов. Сейчас это преждевременно», – говорил председатель правления банка «МБА–Москва» Фуад Абдуллаев еще в конце прошлого года.

Впрочем, похожие проблемы есть и в Азербайджане. «Наблюдаются препятствия для привлечения больших объемов инвестиций, и это все – результат отсутствия в стране законодательной базы в сфере исламского банкинга, – отмечал в августе Бехнам Гурбанзаде. – Без нее тяжело направлять постоянный поток инвестиций в правильном направлении. Приходится постоянно структурировать новые продукты и услуги, что в конечном счете увеличивает расходы банка и отражается на себестоимости инвестиций».

Однако новая волна финансово-экономического кризиса, которая для России выразилась, в частности, в резком сокращении возможности кредитования в иностранных банках в связи с «санкционной войной», повысила спрос на альтернативные источники заемных средств.

Особый подход

Ассоциация российских банков (АРБ), опросив в августе руководителей ряда кредитных учреждений, в письме на имя главы департамента банковского надзора ЦБ Рубена Амирьянца предложила ввести отдельное лицензирование для банков, собирающихся заниматься исламским банкингом, и принять федеральный закон с рабочим названием «Об исламских финансах».

«Растет спрос на инвестиции, которые могут приносить стабильный реальный доход в долгосрочном периоде вне зависимости от краткосрочных инфляционных шоков», – говорилось в том письме.

Его авторы уверяли, что меры, дающие «зеленый свет» исламскому банкингу, смогут «привлечь в экономику России не используемые до сих пор средства мусульман, проживающих на территории страны, а также иностранные инвестиции из стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, что позволит усилить здоровую конкуренцию на финансовых рынках».

Именно в этом контексте и следует рассматривать недавнюю инициативу Международного банка Азербайджана.

Сегмент капиталистической экономики

«Идея внедрить в России исламский банкинг, как и остальные элементы исламской экономики, охватывала уже многих деятелей – от мусульманского духовенства до глав национальных республик с компактным проживанием мусульман в них, однако постоянно терпела фиаско», – напоминает эксперт Института национальной стратегии, исламовед Раис Сулейманов,

Дело, по его словам, «не в том, что вот, мол, российское финансовое законодательство такое-сякое, плохое, затрудняющее ввод институтов исламской экономики, а в том, что сама ее эффективность даже в мусульманских странах – вопрос спорный».

«Малайзия, Индонезия, ОАЭ, Катар (их часто приводят в качестве удачных примеров реализации исламской экономики) не изменили свои экономические системы под исламские принципы полностью, сохранив в основе обыкновенную капиталистическую модель экономики и лишь выделив определенный сегмент для исламских финансов в соответствии с принципами шариата», – объясняет эксперт.

В Великобритании, отмечает он, тоже разрешили исламские экономические институты, но «они не играют существенной роли в финансовой системе страны, чаще всего представляя собой просто «исламское окошко» в обычном банке – так сказать, чтобы уважить пристрастия клиентов-мусульман, создавая у них иллюзию того, что их вклады не идут на инвестиции банка, например, в развитие алкогольной промышленности».

В России реализация даже такой схемы не даст результата, уверен Раис Сулейманов: «Банальный пример: в исламском банке нельзя взять ипотеку, кредит на покупку автомобиля или бытовой техники – то, за чем россияне чаще всего обращаются в банки».

По той же причине, уверен собеседник «Кавказской политики», исламские финансовые институты не пользуются популярностью даже у мусульман Татарстана и Дагестана – республик, в которых исламский сегмент экономики претендует на самостоятельность. А эти потребители, как-никак, и составляют его целевую аудиторию.

«Боюсь, что Международный банк Азербайджана, решивший развивать исламское финансирование в России, особого успеха не добьется. Все это идеально выглядит на бумаге и в теории, но слаборезультативно на практике», – подытожил Сулейманов.

В пределах статистической погрешности

«Существует множество подобных проектов, но пока и сами мусульманские страны не достигли в них существенных результатов, – отмечает заместитель директора Центра исламоведческих исследований Академии наук Татарстана Ринат Патеев. – К примеру, самым успешным часто называют опыт Малайзии, но даже по оптимистичным оценкам доля исламского банкинга там около 20%. В Турции – 5%. На фоне мирового финансового оборота все эти цифры не выходят за пределы возможной статистической погрешности».

Судить о реальности и перспективности конкретной инициативы азербайджанского банка эксперт пока не берется — говорит, сделать это очень сложно.

 «В России были и есть отдельные проекты в исламском банкинге. К примеру, известный банк «Ак Барс» даже провел одну сделку с соблюдением положений шариата – это был инвестиционный проект в сфере развития туризма и авиасообщения. Были и другие проекты», – напомнил Ринат Патеев.

Но сейчас, по его мнению, в России «нет реально действующих исламских кредитных организаций, хотя попытки создания их аналогов предпринимались, в том числе в Татарстане. Но здесь много пока не решенных законодательных проблем».

 

Максим Павленко

Источник: kavpolit.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*