Форум ICANN

icannphotos

Россия будет добиваться изменения модели управления мировым интернетом в Корпорации по управлению доменными именами и IP-адресами, заявил журналистам помощник президента России Игорь Щеголев. По его словам, Москва считает необходимым увеличить роль правительств в принятии решений в этой области.

О намерениях России Щеголев рассказал в интервью информационному агентству РБК. Он пояснил, что российские власти считают важным прописать эту роль более четко и не ограничивать ее только совещательной функцией.

Напомним, первоначально Корпорация находилась под управлением структуры Минторговли США. Но 1 октября 2016 года права администратора перешли к «дочке» самой Корпорации, некоммерческой организации по обеспечению общественных интересов, зарегистрированной в штате Калифорния. По словам главы совета директоров Корпорации Стивена Крокера, такая модель управления позволит учесть все голоса, в том числе бизнеса, ученых, экспертов, гражданского общества, правительств и других и является лучшим способом сохранить свободу для интернета.


 

Игорь Щеголев
dic.academic.ru

По мнению же ​Щеголева, эта мера не улучшила ситуацию. Более того, если раньше «хотя бы можно было предъявить претензии правительству США, если что-то происходило», а теперь в случае чего можно обращаться только в суд в Калифорнии, подчеркнул он. «Все время будут возникать вопросы, как управляется интернет, что с ним происходит. Страны будут вынуждены искать технические и юридические решения, которые их в этой ситуации защищают», – убежден помощник президента.

Попытки добиться реорганизации управления интернетом неизбежны, однако сумеет ли Россия достичь чего-то в этой области без помощи Европы, сказать нельзя. Такое мнение высказал в беседе с «Полит.ру» Иван Бегтин, специалист в области работы с данными, директор АНО «Информационная культура», член Комитета гражданских инициатив, комментируя публикации СМИ.

«До последних лет интернет, в общем-то, был фронтиром, на котором правила государственные работали довольно слабо. В основном все управлялось либо в режиме самоорганизации, самоуправления, либо с подачи крупнейших корпораций. Я бы даже сказал, что регулярно возникало противостояние между корпорациями, пытающимся повлиять как-то в пользу собственной выгоды, и общественностью. А основным государством, которое влияло на интернет, были Соединенные Штаты, и номинальное управление и все приоритеты развития устанавливали именно они.


 

Карта Интернета
The Opte Project

Но в последние годы, причем не только в России, но и во многих других странах именно правительство являются инициаторами ужесточения и ограничения доступа к разного рода Сетевым ресурсам. Кроме того, они же являются теми, кто опасается более всего, что конкретная страна или группа стран смогут использовать структуру интернета для блокировки тех или иных сервисов. То есть, правительства воспринимают ситуацию как ситуацию противодействия другим правительствам.

Все эти годы большинство государств было вне интернета; сейчас они постепенно, в особенности те, что покрупнее, стали выходить передний план.

Надо сказать, что интернет можно разделить на несколько крупных сегментов. Крупнейший – это, что называется, «западная цивилизация»: США, Европа, Австралия, Новая Зеландия. Эти страны на уровне онлайн-сервиса довольно сильно связаны между собой; они не могут отделиться друг от друга уже давно. Есть сегменты более изолированные – это, в значительной степени, арабский сегмент, по большей части – китайский, иранский. Так вот, Россия до последнего времени, если говорить про государственную политику в этой области (точнее, про ее отсутствие), была нацелена на почти стопроцентную интеграцию в европейскую и американскую политику интернета.

У нас зарубежные сервисы принимались довольно активно: «Яндекс» в какой-то мере противостоит этому, но проникновение Google у нас довольно высокое, и у многих других зарубежных сервисов оно тоже немаленькое. У нас не было изначально оборонительной политики в этой области, как у Китая. Сейчас же эта политика формируется; она формируется уже некоторое время, и отсюда и идут все эти разговоры про управление интернетом и именно про роли правительств, которые хотят на этот процесс влиять.


 

Карта фильтрации интернет-контента
OpenNet Initiative

Хорошо это или плохо?

То, что интернет перестает быть фронтиром, всем понятно уже довольно давно. Причем правительства, которые «бодаются» на верхнем уровне, на уровне нижнем, например, на уровне спецслужб, замечательно между собой договариваются и сливают друг другу данные пользователей, и что станет альтернативой этому, пока неизвестно. Кто-то говорит, что ею станут анонимные сети типа Tor, которые становятся новым фронтиром, кто-то говорить про новые сети, p2p-сети.

Как бы то ни было, думаю, что эти «разборки» на уровне России и США, или Китая и США, или всех остальных, и на все эти взаимные претензии по поводу того, кто на что влияет, неизбежны. Это мировые глобальные процессы, аналогом которых может быть цунами или буря. Вы же не можете остановить бурю, верно? Можете только взвесить, как она повлияет на вашу жизнь и что можно с этим сделать.

Получится ли при этом или нет реорганизовать управление интернетом, неизвестно, потому что большая часть центров принятия решений в IT-сфере все-таки находится в США, и влияние США довольно велико. Без поддержки Европы здесь чего-то добиться очень трудно. Может ли это сделать только Россия, договорившись с Китаем и какими-то другими крупными странами без Европы, я не уверен», – сказал Иван Бегтин.

Эксперт также прокомментировал утверждения Щеголева о том, что закон о «больших данных», который разрабатывается созданной при президенте России рабочей группой по вопросам развития интернета, может дать возможностям пользователям запрещать компаниям собирать о них данные.

«Как и многие законы в России, этот закон не будет исполняться. Он может использоваться для разных форм «разборок» с компаниями, конечно. Могу сказать, что модель запрета на сбор данных, конечно, не корректна. Более корректен германский подход, когда гражданин имеет право запросить всю ту информацию, которую та или иная компания хранит на него.

Например, вы передаете куда-то данные о расходе воды, или создаете почтовый аккаунт в «Яндексе», или заполняете свой профиль на портале госуслуг. Но за всеми системами, в которые вы внесли данные, стоят юридические лица. И вы должны иметь право запросить у этих юридических лиц всю информацию, которая накапливается у них благодаря работе их систем. Если они собирают журнал ваших посещений, они обязаны его предоставить. Если они собирают все факты заходов, все ваши транзакции, все ваши фотографии – они обязаны эти данные предоставить.

Такие прецеденты были: несколько граждан Германии запрашивали все накопленные данные у Facebook, например. И эта практика понятна: вы имеете право на собственную «цифровую» историю и право на уничтожение этого всего, если вы считаете, что это необходимо. Но что это будет значить у нас на деле? Допустим, вы прикажете кому-то данные не сохранять, а что будет с уже сохраненным? В этой области есть довольно много неприятных моментов, связанных с персональными данными, и об этих моментах наши законодатели не знают, забывают или делают вид, что не понимают их.

Например, одна из важных проблем состоит в том, что у нас почти вся молодежь зарегистрирована в социальных сетях. В период пубертатного возраста они могут там написать что угодно; потом обычно по мере взросления люди уничтожают свои аккаунты, затирают старые записи. Так вот, на деле эта информация не затирается: она больше не видна в профиле пользователя, но хранится в социальной сети, и хранится вечно. И при необходимости может использоваться как компромат или для каких-то других некрасивых целей», – пояснил Иван Бегтин.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*