Стройка

АГН "Москва" / фото: Авилов Александр

Рост российской экономики в 2017 году не является устойчивым, считают экономисты Центра развития Высшей школы экономики. По их мнению, по итогам года рост ВВП может составить лишь 1,6%, а достижение в четвертом квартале показателей, которые сделали бы реальным прогнозный уровень годового роста ВВП (Минэкономразвития рассчитывал, что он составит 2,1%), маловероятно.

Так как Росстат ухудшил оценку динамики строительства в первой половине 2017 года, то по итогам года рост ВВП может достигнуть лишь 1,6%, приводит газета «Коммерсантъ» мнение аналитиков. Об этом говорится в докладе Центра развития ВШЭ «О чем говорит ВВП: хроника структурных изменений».

Более того: согласно данным Росстата, Минэкономразвития переоценило возможности российской экономики, пишет газета «Ведомости». Между тем можно сказать, что это стало неожиданностью: министр экономического развития Максим Орешкин заявлял, что в октябре 2017 года ожидает темпов роста на уровне 2,2%. А глава правительства России Дмитрий Медведев на саммите АСЕАН 13 ноября утверждал, что и по итогам всего года будет превышен 2%-ный рост ВВП, передает информационное агентство ТАСС.

Поговорить с «Полит.ру» о том, могут ли показатели роста ВВП за четвертый квартал 2017 года скорректировать общегодовой показатель роста и по какой причине наблюдалось его замедление, согласился Алексей Балаев, руководитель направления «Макроэкономическое моделирование» Экономической экспертной группы. По его оценке, вероятность того, что экономический рост за год достигнет прогнозного уровня, составляет около 30-33%.


 

Алексей Балаев

«Тут есть очевидное обстоятельство, о котором надо, тем не менее, сказать. Это – тот факт, что именно в четвертом квартале в номинальном выражении производится наибольший среди всех кварталов ВВП, валовой внутренний продукт. То есть сезонно в этом отношении четвертый квартал имеет наибольший вес.

По состоянию за три квартала 2017 года рост ВВП составил 1,6% – с учетом последних данных Росстата. И в четвертом квартале росту не нужно быть очень высоким, чтобы увеличить общий итоговый годовой рост и приблизить его к 2%, не нужно никакого существенного ускорения в этот период, чтобы прогноз Минэкономики был выполнен или стал близок к выполнению.

Если говорить о замедлении экономического роста, которое можно заметить по итогам третьего квартала, то для этого есть фундаментальные причины. Во-первых, я бы отметил некоторое снижение инвестиционного оптимизма. Согласно опросам, во втором квартале ожидания предприятий в отношении инвестиций в основной капитал (опросы о планах, ожиданиях предприятий и оценке ими бизнес-климата проводятся регулярно) были более оптимистичными, нежели в третьем – в третьем квартале как раз отмечалось некоторое снижение оптимизма.

Это одно из обстоятельств, с которыми, я думаю, можно связать замедление роста. Есть и другое обстоятельство, имеющее, так скажем, календарный характер. Дело в том, что во втором квартале 2017 года из-за нетипично холодных для большей части России мая и июня (а погода в 2017 году была действительно нетипичной в сравнении со, скажем, хотя бы десятью предшествовавшими годами) отмечалось дополнительное потребление энергии и топлива. А так как в ВВП вскладываются не только топливо и энергия, но и все, что потребляет это топливо и энергию для производства каких-то товаров и услуг, то это имело некоторый дополнительный мультипликативный эффект.

В итоге рост экономики во втором квартале получился высоким. Если бы этого погодного фактора не было, то, возможно, рост ВВП оказался бы близок к тому, что мы увидели в третьем квартале (вполне вероятно, что показатель этот составил бы не 2,5%, а 2,1%). Так что можно сказать, что на деле в третьем квартале было не столько существенное замедление роста, сколько просто коррекция в сравнении со вторым кварталом, когда наблюдалось некоторое превышение роста ВВП над ожидавшимся значением. Словом, тут сыграли роль как календарный фактор, так и снижение оптимизма инвестиционных ожиданий.


 

Вытяжное оборудование на стройке / АГН «Москва» / фото: Кирилл Зыков

Насколько это снижение оптимизма можно считать ухудшением, сложный вопрос. Скорее, это более осторожное поведение в отношении инвестиций связано с тем, что приближаются выборы. Вообще давно уже замечено, что в периоды приближения к выборам предприятия начинают вести себя более осторожно в части инвестиций в длительные проекты. Так что и у нас по этой причине некоторое временное снижение ожиданий может иметь место.

В четвертом квартале этот фактор, скорее всего, продолжит действовать и сдерживать инвестиции в основной капитал. Но при этом, напомню, в четвертом квартале идет максимальный рост потребления в сезонном выражении. Кстати, поскольку прошлый год был годом выхода из кризиса (можно даже сказать, что еще не выхода, а стагнации), то поведение потребителей было более осторожным, чем в докризисное время и даже чем после кризиса 2009 года. А вот с середины 2017 года замечено уже выраженное потребительское оживление – в частности, начали расти потребительские кредиты.

Соответственно, в четвертом квартале мы можем получить существенный рост потребления в сравнении с четвертым кварталом 2016 года. Он может оказаться выше того, что ожидается, потому что возможен выход из того осторожного поведения, которое наблюдалось ранее. Насколько сильно этот выход может выразиться в росте потребления, сказать пока сложно, но возможно, он приведет к более существенному росту потребления, чем ожидается. А этот фактор может скомпенсировать сдерживающий фактор на инвестиции, о котором уже шла речь, и в итоге рост ВВП может не упасть, а вырасти по сравнению с третьим кварталом и даже превысить уровень в 2%.


 

Сбор урожая пшеницы / pixabay.com

Если суммировать сказанное, причины замедления роста ВВП в третьем квартале таковы: более осторожное поведение предприятий в отношении инвестиций, которое я связываю с приближением выборов, и «календарный фактор», то обстоятельство, что во втором квартале рост ВВП был большим, чем он был бы, если бы не случилось этих холодных месяцев. Так что во втором квартале мы получили большую цифру ВВП, а в третьем – просто нормальную.

Может ли рост по итогам года достигнуть 2% – с учетом ожиданий от четвертого квартала? Я бы сказал, что может. Вероятность того, что годовой рост ВВП превысит 2%, я бы оценил где-то в одну треть. Но, скорее всего, он не достигнет 2%  (либо достигнет, но не превысит). При каком условии он все же может превысить этот показатель? Если будет превышен ожидаемый рост потребления. Существенный потребительский оптимизм может перекрыть сдержанность на рынках. Но, повторю, вероятность того, что рост превысит 2%, не слишком высока – около 30%.

Тем не менее, этот рост наверняка превысит текущий показатель в 1,6%, который у нас есть по итогам трех кварталов. Так что самый вероятный диапазон – от 1,8 до 2%», – сказал Алексей Балаев.

Обсудите в соцсетях
Источник


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*